Поезд Харьков-Одесса

Поезд Харьков-Одесса

Чему быть — того не миновать. Эта фраза была мне знакома с далекого детства, бабушка часто ее упоминала при разговоре с мамой, что производило особое впечатление. Когда я поинтересовалась у бабушки чему же все-таки быть и почему его не миновать она объяснила все элементарным примером про не сделанные уроки и полученную в итоге двойку. С тех пор это выражение стало моим самым любимым. Мне не просто нравилось, как оно звучало, а произносила его я с чувством, как бабушка, но я еще и понимала о чем оно и меня брала за себя большая гордость. Чем старше я становилась, тем больше неминуемых вещей я для себя открывала. Эта фраза стала шаблоном, будто клеймо на каждую безвыходную ситуацию и вскоре приобрела даже символичный характер. Нет? Ну что, к примеру, сказать, когда человек хоронит родителей? Правильно, это неизбежно, через это проходят все. Да и мы все когда-то умрем, никто не вечен. И кто тут поспорит, что слова эти не кстати. Вовсе другое дело, когда человек просто опускает руки в какой-либо беде, но когда еще можно спасти ситуацию… С Денисом мы познакомились, когда работали над общим проектом двух фирм, в которых работали. Это был молодой человек среднего роста, с небесно-голубыми глазами и просто очаровательной улыбкой. Более позитивного человека в своей жизни мне встречать не доводилось: Наругало начальство?! Не порядок дома?! -У тебя же есть я, — говорил Дэн, -зачем тебе что-то еще?, -добавлял свою фирменную улыбку и ситуация уже не казалась настолько печальной. За эти три месяца мы определенно сдружились и то и дело сплетничали в курилке о новой пассии гендиректора или обсуждали вчерашнее рандеву Дениса с его возлюбленной. На корпоративе, посвященному окончанию работы над проектом стало известно о переводе Дэна в другой филиал и вскорости он переехал в другой город. С тех пор мы общались только по интернету да в телефонном режиме и каждый раз обещались приехать погостить у друг друга, как это всегда бывает, но так и никто никуда не поехал… Дэна в сети не было уже хороших несколько недель. Мобильный не отвечал, а домашнего я, увы, не знала. Мало ли, думала я, может таки женился на своей Клаве, с которой встречался уже пол года, да она ему все ходы перекрыла. Глупо, конечно, но хрен с ними. Обьявится еще, втык получит. Еще пару дней спустя меня к себе в кабинет вызвал гендиректор и велел закрыть за собой дверь. -Галя, ты Дениса Ласточкина помнишь? -на одном дыхании произнес он глядя мне в глаза -Хм, че мне его помнить-то? Не забывала! Мы с ним связь поддерживаем! -ответила я и тут же вспомнила, что я Денису должна сделать втык, за то что давно не давал о себе ничего знать. -Я только что разговаривал с директором филиала, где работал Денис. Он умер. Рак. -К-к-к-ак умер?! К-к-к-ой рак?! О чем Вы говорите?! -Эта шутка показалась мне хреновой. Я начала размахивать руками, -Да я, да я разговаривала с ним 3 недели назад! Да он здоров был! Что Вы такое говорите?! -На работе тоже никто не догадывался до последнего. Он прекрасно держался. Ты же помнишь каким он оптимистом был всегда…В общем, я успокаивать ни черта не умею, на самом деле.. Если хочешь, поезжай домой, я понимаю, что эта новость не из лучших сегодня. -Мг, -по щеке покатилась слеза, -а, а похороны-то когда? Иван Георгич, можно я это… -Похороны послезавтра, поезжай, конечно, заодно и небольшую материальную помощь его матери от нашей фирмы передашь.. Я молча встала и вышла из кабинета. Как словила такси и очутилась дома помню смутно. Помню только, что много плакала. Не стало друга, не стало совсем молодого друга. Засыпая, в голове крутилась чертова фраза, которая должна была действовать как обезболивающее: «Чему быть -того не миновать», но вовсе другое дело когда… -Простите, Анна Эдуардовна. Примите мои соболезнования. Меня зовут Галина. Мы работали с Денисом когда-то вместе, да и общались не плохо. Он был замечательным человеком. Возьмите, пожалуйста этот конверт, это от нашего коллектива… -Спасибо большое. Мне Денис рассказывал о Вас много чего. Все Вас навестить в Одессу собирался, да тут эта болезнь…-она опустила голову и затихла. Я взяла ее за руку. Это страшное зрелище, когда родителям доводится хоронить своих детей. Так быть не должно. -Он молчал до последнего. Он никому нечего не говорил…. -она говорила всхлипывая, -он мучился и молчал, а ведь если бы он вовремя обратился к врачам…-материнское отчаянье взяло гору, не договорив она расплакалась. -Мне очень жаль, Анна Эдуардовна, мне действительно очень жаль… Домой я ехала поездом и все пять часов неотрывно смотрела в окно. Сначала пришлось заказать билет на поезд онлайн. Всю дорогу я думала об Анне Эдуардовне и о том, что у нее больше никого не осталось. Думала о лучезарной улыбке Дэна, которую я больше никогда не увижу. Я восхищалась его способностью скрывать адскую боль и находить в себе силы не впадать в отчаяние и в то же время мне не давали покоя мысли о том, чему действительно быть и почему его не миновать. Ведь у молодого парня был шанс поправиться, но он им не воспользовался. Почему он опустил руки так рано? К чему был этот героизм? Поезд Харьков-Одесса прибыл на платформу в 17. 10.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.